• выставка
  • современное искусство

Ольга Иордан. На спине — бант, в руке пирожное

Описание

У них были имена, одно запомнилось – Ангелина. На шее ожерелье – мамин браслет. «Christian Dior» - на волосы, не себе – ей…, она ведь принцесса, будущая королева, ну а ты… - как-нибудь потом. Куклы: разговаривать с ними, учить, лечить, наказывать... иногда пытать, если, например, «началась война». И обязательно – банты, на руку, на спину, в прическу… главное, чтобы были, потому что бант – это праздник, как салют или фейерверк. Однажды, после лета, куклы, терпеливо пережившие ужасы твоего взросления, полетели на шкаф собирать пыль… навсегда, потому что появился первый гаджет. Рисовать их… без сантиментов. Антропоморфная пародия на человека… устроены просто, как ты: шея вставляется в плечи, бедро – в таз. Пластмассовая плоть гламурно бликует. Сидят неподвижно, прозрачный взгляд без выражения. Твой материал – цветной карандаш. Сколько бы их ни было, того цвета, который ты видишь в натуре все равно нет. Но из любого набора карандашей можно создать условное живописное пространство. Цветное рисование объединяет в себе живопись и графику. Сохранение цвета при графичности подхода. Намек на живопись, ее легкое дыхание. Основная задача – преодолеть пошлость кукольного лица. Как? Нарисовать, потом разрушить… разобрать на составляющие и собрать уже иначе, перекодировать внутренние связи. Нарушение бытовой логики предмета, при сохранении признаков узнавания - так возникает коллаж или ассамбляж – термин Жана Дюбюффе. Импровизация, случайность, которые более присущи самой жизни, чем искусству. Ханс Арп, например, разбрасывал, как придется, элементы будущего коллажа и затем, склеивал их. Но все же, коллаж, по словам Курта Швиттерса – это не просто кучка мусора. Однажды Роберт Раушенберг назвал костюм современной ему дамы – ассамбляжем поп-арта: пластмассовые каблуки, шляпа с бантом, в платье – металлические нити. Кукла Ангелина – ассамбляж из полиуретана, синтетические локоны, твердые пластмассовые глаза. Простейшая механика: руки-ноги двигаются, голова поворачивается на 360*, ресницы моргают…. А что еще нужно? Не думая ни о чем плохом, можно разобрать куклу на составляющие элементы: руки и ноги положи справа, голову слева… можно наоборот. Глаза – вынуть, они мешают, лучше безглазая маска, это честно по отношению к форме, потому что – цельно. Помимо формалистической комбинаторики – содержание: рассеченные, разобранные, развеществленные куклы – это не желание разъять человека, а стремление показать бесконечность человека, которая не умещается в пределах его физического тела. Человек – не есть объект, брошенный в пространство, а процесс бытия, находящийся с пространством во взаимодействии и взаимопроникновении. Разнородные элементы ассамбляжей составляют целое. Металлическое и мягкое-органическое находятся в противоборстве и связи: мягкое вливается в жесткое, жесткое сжимает и структурирует мягкое. В центре всего антропоморфизм… начало и конец происходящего. Коллаж – фрагмент реальности, включенный в новый контекст и наделенный новым смыслом. Коллаж – непредсказуем. Картинка ведет тебя сама. Иногда предупреждает…. О чем? О катастрофе… трагедии… боли? Я этого не хотела, само получилось. Куклы похожи на людей, но не одухотворены, поэтому их не жалко. Все пошли в дело. Осталась только одна… любимая. Крылья тебе бантом, Ангелина – лети!
Полное описание
Источник: facebook.com